Бесплатная библиотека цифровых книг. Версия для PDA.

Перейти на полную версию сайта.

ГЛАВНАЯ | ДЕТЕКТИВЫ | ФАНТАСТИКА | ФЭНТЕЗИ | РЕЛИГИЯ | ПОЭЗИЯ | ЖЕНСКИЕ РОМАНЫ | ПОЗНАВАТЕЛЬНОЕ | НЕОПОЗНАННОЕ | ПРОЗА | ПРИКЛЮЧЕНИЯ | ЛЮБОВНАЯ ПРОЗА | РУССКАЯ КЛАССИКА | ДРАМА | ЖЕНСКИЕ РОМАНЫ | ВАМПИРСКИЕ САГИ |
Меню пользователя
Кураев Андрей
Биография


Жанр: Религия
В чрезвычайно жесткой полемике, которая последовала за первым изданием этой книги, как только не переиначивалось ее название – «Как я стал антисемитом», «Как стать антисемитом», «Почему и я антисемит»… Автор все же настаивает на своем варианте названия этого сборника статей. Если мы видим проявления русофобии среди жителей бывших союзных республик – то имеет смысл задуматься и над тем, есть ли эта русофобия только беда для «русских мигрантов» или же хотя бы отчасти еще и их вина? Точно такой же вопрос возникает и в связи с антисемитскими настроениями, которыми окружена немалая часть истории еврейского народа. Нет ли в полемических приемах, усвоенных некоторыми еврейскими проповедниками и журналистами чего-то, что способствует рождению антисемитизма? Автор этой книги считает, что антисемитизм – это болезнь. Но для лечения болезни надо знать ее происхождение. Ведь иногда болезненное состояние организма есть всего лишь нормальная реакция на отравленную пищу. Издание второе, расширенное и дополненное.
Книга диакона Андрея Кураева, профессора Свято-Тихоновского Православного Богословского Института, посвящена замыслу объединения религий. Этот замысел активно провозглашается множеством сект (вспомним Аум Синрике, выдававшую себя за синтез христианства и буддизма), и столь же активно оспаривается православной мыслью. Причины, по которым экуменическая идея объединения разных религий вызывает возражения у Православной Церкви, анализируются в этой книге. Особое внимание уделяется парадоксальным отношениям, сложившимся между Православием и Католичеством. С одной стороны – в книге анализируются основные расхождения между ними (приводится полный текст догмата о непогрешимости римского папы; поясняется, в чем состоит проблема «филиокве», католическая мистика сопоставляется с опытом восточных Отцов Церкви). С другой стороны - обращается внимание на осторожность, с которой документы Архиерейского Собора Русской Православной Церкви 2000 года трактуют связи и разрывы в православно-католических отношениях. Многие положения этой книги формулировались и раскрывались в ходе тех лекций по православному богословию, которые диакон Андрей Кураев с 1992 г. читает на философском факультете МГУ. Поэтому эта книга написана вполне светским языком и рассчитана не только на людей верующих, но и на тех, кто еще не обрел достаточных оснований для того, чтобы сделать собственный религиозный выбор. Она также адресована религиоведам, культурологам, философам, студентам и педагогам.
Арабское слово «ислам» означает «мир». И тем не менее во имя религии, носящей столь достойное имя, совершаются самые мерзкие убийства. В современном обществе не принято расспрашивать соседей об их национальности и религиозных взглядах. Но трагедия в Беслане заставила задуматься над мерой наших различий.
На свободе надо учиться жить. Государство не гарантирует тебе ни качест-ва предоставляемой тебе кем-то информации, ни качества товаров. Просто люди оказались среди людей. А люди – они разные. Бывают образованные и не очень, честные и лукавые, корыстные, одержимые… И чтобы было поменьше увечий от взаимных соприкосновений – лучше за-ранее знать, что есть люди, сами искалеченные в некоторых отношениях, и по-тому способные и другим причинять аналогичные своим травмы. Нам вообще многому надо учиться в тех джунглях, в которые мы оказались выпущены из коммунистической “детской”. Как избежать мошенников? Как не лишиться квартиры? Как отличить качественный продукт от отравы в красивой упаковке? По вступлении в «свободно-рыночные» отношения нам пришлось учиться не верить рекламе. Пришлось не доверять красивым упаковкам и «имиджам» политикам, банкам и профессиональным попрошайкам, продавцам гербалайфа и быстрорастворимой нирваны, журналистам и миссионерам. Оказалось, что люди, даже говорящие высокие слова, могут быть бесчест-ны. Впрочем, иногда они и сами не знают, что именно стоит за их словами. Ока-зывается, и хорошие люди могут быть рекламными агентами у дурных товаров и замыслов. А невероятное обилие сект (и скандалов и трагедий вокруг них) показало, что и в мире религиозных поисков и предложений надо уметь различать не толь-ко основные тона, но даже оттенки.
В 1994 г. Архиерейский Собор Русской Православной Церкви предупредил, что последователи рёриховского учения поставили себя вне Православия. Конечно, в “обществе” поднялась буря негодования: “Нетерпимость!”, “Фанатизм!”, “Средневе-ковье!”. Самые чуткие носы даже учуяли “костры инквизиции”. В 1997 г. вышел мой двухтомник “Сатанизм для интеллигенции. О Рёрихах и Православии”. В нем на тысяче страниц объяснялась несовместимость христианства с теософией и буддизмом. Затем последовало почти два года молчания. Рёриховские периодические изда-ния время от времени огрызались на мою книгу, но в серьезную дискуссию не всту-пали. За это время у меня было много поводов разочаровываться в уровне честности и образованности моих рёриховских оппонентов. Наконец, рёриховским издательством “Беловодье” была выпущена книга Ксении Мяло Звезда волхвов или Христос в Гималаях”. Главная особенность этой книги: она пробует спорить со мной не с теософских позиций, а с... православных. Автор на-стаивает на своей церковности. Издатели подчеркивают, что ее голос звучит “из-нутри православия”. Что ж, событие вполне предсказуемое для пост-пост-пост модернистских 90-х годов ХХ века. Очень многим людям кажется, что православие – это лишь красивое слово, за которым пустое пространство, которое они могут заставлять своей мебелью по сво-ему же плану. Возжигание свечки в православном храме считается достаточным осно-ванием для того, чтобы затем любую свою политическую, философскую, религиозную позицию назвать “православной”. Но ведь даже постоянное посещение курятника не превращает в курицу. И за-хождение в православный храм не превращает в христианина того, кто свой ум пита-ет плодами светских, нехристианских и языческих философий. Православие есть достаточно четко очерченная традиция. Это традиция суще-ствует в истории уже много столетий – и потому нет нужды выдумывать, что такое православие, что в нем есть, а чего нет. Это традиция письменно зафиксированная, а потому не составляет труда проверить те или иные предположения о православии. Это традиция, которая всегда вызывала полемику и сама охотно в нее входила. В ходе этих споров Церковь очень ясно провела разграничения между тем, что право-славно и тем, что не-православно. Это традиция, которая проповедовала свои прин-ципы, критиковала чужие, а, значит, по полемической необходимости, постоянно создавала и совершенствовала изложения своей веры и пути ее аргументации. Это значит, что православие в значительной степени воплощено в мире мысли и филосо-фии. А потому быть православным – это значит войти в историческую традицию, ко-торая четко отличает себя от всех других, которая выразила и аргументировала ос-новные принципы своей веры. Православие не надо создавать заново: тот, кто желает быть православным, должен просто к православию присоединиться - и тогда наследие Святых Отцов будет передано и ему. Казалось бы – все очевидно: осознай, что история началась не с тебя, что ты не первый человек, живущий на земле и ищущий Бога, и прислушайся к голосу Традиции. Но вновь и вновь находятся странные люди, которые разрешают себе считать себя православными и при этом исповедовать и защищать позиции, давно уже оценен-ные Святыми Отцами и Соборами как несовместимые с христианством. Православие предполагает умение дисциплинировать свой ум и свои чувства, пленять “всякое по-мышление в послушание Христу” (2 Кор. 10, 5). Слово дисциплина не может быть по-пулярно в эпоху постмодернизма и демократического плюрализма. А ведь без дисцип-линирования ума невозможна никакая наука и философия, невозможен без этого и ду-ховный рост. Итак, рёриховцам было предложено отойти от Церкви и осознать свою отделен-ность от нее. Им было предложено не обманывать ни самих себя, ни других людей видимостью единства теософии с православием. Но на поступок эти люди оказались неспособны. Они оказались неспособны честно и мужественно осознать свой выбор. Они продолжают жаться к церковным стенам и заклинают: “мы тоже православные!”. Это стремление вопреки всякой очевидности и всякой логике считать себя православными очень показательно: значит, в глубине своих душ даже рёриховцы чувствуют, что Церковь своими таинствами дает какую-то защиту. Они хотят обли-чать Церковь, критиковать ее историю, вероучение и даже Евангелие, но при этом все равно быть под покровом Церкви. У кого-то из рёриховцев это всего лишь мас-кировка. Но у некоторых это - искреннее стремление. И вот к таким людям я и обращаюсь и пробую пояснить: благодать православ-ных таинств не защищает тех, кто не соглашается с православным вероучением. “Со-единение веры и причастие Святаго Духа испросивше, сами себе и друг друга и весь живот наш Христу Богу предадим” – вот условие действительности Святой Чаши в нас. Нельзя совместить теософскую веру с православным Причастием. Рёриховцы хотят дополнить православие, слишком “узкое”, по их оценке, “терпимостью” и “открытостью”, хотят обновления православной традиции в свете “новейших достижений науки и культуры”. Ирония, однако, в том, что сам этот их призыв демонстрирует неумение замечать перемены, происходящие в современном ми-ре. Еще десять лет назад религия была малоизвестным книжно-культурным про-странством. И поэтому казалось, что “терпимость” означает возможность покупать книги разных религий, ставить их рядком на домашнюю книжную полку и время от времени читать по нескольку страниц то из одной книжки, то из другой… Но в по-следующие годы религия вырвалась из книжного плена. Она стала реальностью, круто меняющей, а порой и ломающей судьбы реальных людей. Оказалось, что “духовный опыт” есть действительно – опыт. Оказалось, что то, о чем говорят эти книги, бо-лее чем реально. Духи сбросили символико-аллегорические одежды и стали напрямую общаться с некоторыми не в меру доверчивыми читателями. Мир религии оказался многообразным и опасным. Самые разные “духи” вышли на “контакт” и не брезговали присваивать себе чужие имена. В этих условиях поднявшейся пыльной бури, которая заносит в наш мир весь астрально-космический мусор, призывать к “открытости” и “широте”, рекомендовать отцензурировать древние Заветы по указаниям новых при-шельцев – значит калечить людей. При пыльном порыве глаза надо жмурить, а не распахивать. “Узость” и “зашоренность” Православия в этих условиях есть просто средство выживания, необходимая техника религиозной безопасности. После того, как на книжном рынке появились опусы “контактеров”, претендую-щих на продолжение “Агни Йоги” (причем контактеры заявляли, что сама Елена Рёрих диктует им эти книги из иного мира, или что на связь с ними вышли те же Махатмы, что инструктировали Рёрихов), сами рёриховцы стали предупреждать, что в мире снов, голосов, контактов и видений бытует множество подделок. Христиане же о подделках говорили уже давно. А потому тем более стоит внимательно отнестись к многовековым предупреждениям, которые всегда исходили из православной Церкви: “не всякому духу верьте, но испытывайте духов, от Бога ли они, (1 Ин. 4,1). А как “испытывать” духов? – для этого надо обратиться к аскетической, мо-нашеской традиции православия и ознакомиться с признаками “прелести”, прельщен-ности, которые в ней описаны. Духовный опыт людей может истекать из совершен-но разных источников. “Откровение” – не гарант истины. Вопрос в том – кто именно “открылся”. Бог, или – нет… По тому следу, который это “откровение” оставило в душе контактера и в его письменных трудах, в его проповеди, можно судить о том, кто повстречался этому человеку. Поэтому сопоставление того, о чем проповедовали Святые Отцы, о чем говорит Евангелие, с тем, что говорят создатели теософы, есть путь к диагностированию их духовного состояния: кто на самом деле тот дух, который при общении с Блаватской и Рёрихами порой называл себя именем Христа… Не стоит пренебрегать опытом церковной мысли и духовной брани. Ведь наши Символы веры - это “дорожные знаки на распутьях христианской веры, предупреждаю-щие о той опасности, которой когда-то удалось избежать с их помощью”2. *** Предлагаемая книга содержит в себе полемику с основными публикациями, ко-торыми рёриховские проповедники откликнулись на отлучение их от Церкви. Знаком-ство с теми способами, какими рёриховцы ведут полемику с Православием, полезно не только для тех, кто уже встретил на своем пути рёриховские призывы. Эти же методы используют и другие секты, маскирующие свой оккультизм под христианскими одеждами. Надеюсь, эта книга поможет не только понять, что именно отталкивает право-славных от теософии, но поможет осознать – что именно радует нас в Православии.
Правда ли, что Хриcтоc учил о «карме» и о переселении душ? Правда ли, что самые духовные из древних христиан верили в то же самое, во что верят нынешние оккультисты и «эзотерики», рериховцы и теософы? Правда ли, что позднейшая Цер-ковь забыла основы учения Христа и изменила свое вероучение? Верно ли, что в древних религиях были одинаковые представления о посмертной судьбе человека? Какие доводы приводят современные христиане при обосновании своего несогласия с «диагностикой кармы»? На эти вопросы отвечает новое, значительно расширенное издание книги диакона Андрея Кураева.
Уже века этак полтора светские школы выращивают тараканов для подселения их в головы учеников. Один из самых откормленных тараканищ – это тот, который окапывается где-то в районе левого уха и своими усами раздражает ту нейронную цепочку, с помощью которой вы-школенный человек твердит: «Наука и христианская догматика несовместимы!!! Наука рожда-лась, преодолевая яростное сопротивление церковных мракобесов! И только по мере высвобож-дения людей от оков средневековой схоластики родилась научная мысль!». Этот словесный поток настолько привычен (ибо начал он свое журчание еще в дореволю-ционных школах – тем самым и готовя «великий переворот»), что желания проверить его кажу-щуюся «гармонию» с помощью «алгебры» (то есть – логики и истории) не возникает. А ведь даже в этих привычных штампах есть доля истины, которая – при серьезном отно-шении к себе – способна освободить сознание от чар атеистической пропаганды. Эта доля ис-тины в том, что наука и в самом деле рождается по мере выхода человечества из средневековья.
Христиане снова оказались в языческом мире, посреди «потомственных целительниц», шаманов и ведьм. Мы уже не можем пугать их инквизицией. А они по прежнему страшат людей «порчами». Но у христиан есть формула: «Один человек плюс Бог – это уже большинство». О том, как не впускать в себя лишние страхи – эта книга. Мы предлагаем вам новую книгу диакона Андрея Кураева – профессора Московской Духовной Академии, который умеет мгновенно переходить от сугубо научной речи к шутке, от бытовых тем - к богословию. Вас ждет разговор о постах и о собаках, о молитве и НЛО, о тревоге и надежде.
Фильмы "Матрица", "Титаник", "Брат" как повод для разговора о религиозной философии.



Rambler's Top100 Яндекс цитирования