Бесплатная библиотека цифровых книг. Версия для PDA.

Перейти на полную версию сайта.

ГЛАВНАЯ | ДЕТЕКТИВЫ | ФАНТАСТИКА | ФЭНТЕЗИ | РЕЛИГИЯ | ПОЭЗИЯ | ЖЕНСКИЕ РОМАНЫ | ПОЗНАВАТЕЛЬНОЕ | НЕОПОЗНАННОЕ | ПРОЗА | ПРИКЛЮЧЕНИЯ | ЛЮБОВНАЯ ПРОЗА | РУССКАЯ КЛАССИКА | ДРАМА | ЖЕНСКИЕ РОМАНЫ | ВАМПИРСКИЕ САГИ |
Меню пользователя
Паланик Чак
Биография


Жанр: Зарубежная классика
Культовый роман Чака Паланика «Бойцовский клуб» получил громкую известность в России благодаря не менее культовому одноименному фильму Дэвида Финчера и сценарию Джима Улса, опубликованному в журнале «Киносценарии». Так что же такое «Бойцовский клуб»? Но – тсс! Первое правило бойцовского клуба гласит: «Никогда не говори о бойцовском клубе». Лучше читай! Тем более что роман Ч.Паланика еще глубже высвечивает филосовские проблемы, поставленные в экранизации Д.Финчера, проблемы «поколения Х», «столкнувшегося с переизбытком рациональной информации при полном пересыхании ручейка эмоциональной жизни».
Это - Чак Паланик, какого вы не то что не знаете - но не можете даже вообразить. Вы полагаете, что ничего стильнее и болезненнее «Бойцовского клуба» написать невозможно? Тогда просто прочитайте «Колыбельную»! ...СВСМ. Синдром внезапной смерти младенцев. Каждый год семь тысяч детишек грудного возраста умирают без всякой видимой причины - просто засыпают и больше не просыпаются... Синдром «смерти в коыбельке»? Или - Смерть под «колыбельную»? Под колыбельную, которую, как говорят, «в некоторых древних культурах пели детям во время голода и засухи. Или когда племя так разрасталось, что уже не могло прокормиться на своей земле». Под колыбельную, которую пели изувеченным в битве и смертельно больным - всем, кому лучше было бы умереть. Тихо. Без боли. Без мучений... Это - «Колыбельная».

Прислала Chieff
Невероятная, страшная и смешная история, которую каждый рассказывает посвоему. ДВАДЦАТЬ ТРИ «человека искусства», которые приняли заманчивое предложение на три месяца отрешиться от мирской суеты и создать ШЕДЕВРЫ, а попали в АД!
Полуразрушенный подземный готический театр, в котором нет ни электричества, ни отопления…
ЕДА НА ИСХОДЕ…
Помощи ждать НЕОТКУДА…
Выживает СИЛЬНЕЙШИЙ!
Книга написана в жанре устной биографии, то есть состоит из рассказов самых разных свидетелей. Когда многие люди говорят об одном и том же, они неизбежно противоречат друг другу.
Жанр: Контркультура
Fight Club is a 1996 novel by Chuck Palahniuk. It follows the experiences of an unnamed protagonist struggling with insomnia. Inspired by his doctor's exasperated remark that insomnia is not suffering, he finds relief by impersonating a seriously ill person in several support groups. Then he meets a mysterious man named Tyler Durden and establishes an underground fighting club as radical psychotherapy.
Жанр: Проза
Хорошая книга. Паланик, как всегда, здесь омерзительно пронзителен. «Бедная маленькая идиотка» Мисти пишет дневник — она пишет его для своего мужа Питера, который лежит в коме. Питер попал в больницу и превратился в растение, потому что пытался покончить с собой. Он ничего не понимает и не чувствует и она пишет ему о своей жизни без него, что бы очнувшись он «наверстал упущенное». Казалось бы, вполне романтическое занятие — но у Паланика дневник Мисти превращается в жуткий душевный эксгибиционизм, в рвотные рефлексы сознания. Все здесь пропитано ненавистью, безнадежностью, несбывшимися надеждами. Все, как всегда, переполнено физиологическими подробностями. У Паланика физиология — враг, самый страшный враг человека. Все мечты и чаяния разбиваются о твое собственное отражение в зеркале. Всюду болезни тела, всюду пороки, которые всегда так интересуют Паланика и которые исходят от тела: алкоголь, наркотики, секс. Ни что не привлекает автора так, как людские страсти. Открывая книгу, ты попадаешь в мрачный тупик, в жизнь, от которой очень дурно пахнет. Смех, слезы, ненависть — это всего лишь сокращения мышц лица. Тело у Паланника отвратительно, от него хочется избавиться, оно душит и не дает творить. А Мисти должна рисовать, должна, что бы спасти остров, остров, который когда-то казался ей раем, а теперь стал адом, тюрьмой. Что бы спасти «остров» Мисти должна рисовать, но она не может, и потому задыхается от ненависти к богатым, к себе, к Питеру, к самой жизни. Люди обречены на бесконечное самоповторение — все, что мы делаем, творим, рисуем — это все автопортрет, все — дневник. А чтобы творить, нужна боль — Мисти, наконец, начинает рисовать, когда травиться протухшими сэндвичами и мучается от спазмов в желудке, а ее муж Питер, ежедневно прокалывает свой сосок булавкой, чтобы «почувствовать себя живым». Главная загадка Паланика для меня, почему я все-таки читаю его книги, и не просто читаю, но запоем и до конца. Во всем этом чудовищном клубке из нецензурной лексики, социалистических идей, людской блевотины и отчаяния — есть что-то завораживающе. Паланик — злобный маг-гипнотизер, с внешностью плейбоя. «Для протокола: Я все еще люблю тебя. Если б не любила, не стала мучить».
Хорошая книга. Паланик, как всегда, здесь омерзительно пронзителен. «Бедная маленькая идиотка» Мисти пишет дневник — она пишет его для своего мужа Питера, который лежит в коме. Питер попал в больницу и превратился в растение, потому что пытался покончить с собой. Он ничего не понимает и не чувствует и она пишет ему о своей жизни без него, что бы очнувшись он «наверстал упущенное». Казалось бы, вполне романтическое занятие — но у Паланика дневник Мисти превращается в жуткий душевный эксгибиционизм, в рвотные рефлексы сознания. Все здесь пропитано ненавистью, безнадежностью, несбывшимися надеждами. Все, как всегда, переполнено физиологическими подробностями. У Паланика физиология — враг, самый страшный враг человека. Все мечты и чаяния разбиваются о твое собственное отражение в зеркале. Всюду болезни тела, всюду пороки, которые всегда так интересуют Паланика и которые исходят от тела: алкоголь, наркотики, секс. Ни что не привлекает автора так, как людские страсти. Открывая книгу, ты попадаешь в мрачный тупик, в жизнь, от которой очень дурно пахнет. Смех, слезы, ненависть — это всего лишь сокращения мышц лица. Тело у Паланника отвратительно, от него хочется избавиться, оно душит и не дает творить. А Мисти должна рисовать, должна, что бы спасти остров, остров, который когда-то казался ей раем, а теперь стал адом, тюрьмой. Что бы спасти «остров» Мисти должна рисовать, но она не может, и потому задыхается от ненависти к богатым, к себе, к Питеру, к самой жизни. Люди обречены на бесконечное самоповторение — все, что мы делаем, творим, рисуем — это все автопортрет, все — дневник. А чтобы творить, нужна боль — Мисти, наконец, начинает рисовать, когда травиться протухшими сэндвичами и мучается от спазмов в желудке, а ее муж Питер, ежедневно прокалывает свой сосок булавкой, чтобы «почувствовать себя живым». Главная загадка Паланика для меня, почему я все-таки читаю его книги, и не просто читаю, но запоем и до конца. Во всем этом чудовищном клубке из нецензурной лексики, социалистических идей, людской блевотины и отчаяния — есть что-то завораживающе. Паланик — злобный маг-гипнотизер, с внешностью плейбоя. «Для протокола: Я все еще люблю тебя. Если б не любила, не стала мучить».
Жанр: Современная проза
Роман, который Чак Паланик написал задолго до "Бойцовского клуба". Тогда эту книгу оценили очень немногие. Теперь - наконец-то! - стало ясно: Чак Паланик был хорош всегда. Просто время воспринять его прозу настало не сразу... Эту книгу ее рассказчица пишет собственной кровью. Когда ее читаешь, возникает ощущение, что собственной кровью ее написал Чак Паланик...
Книга о молодом мошеннике, который каждодневно разыгрывает в дорогих ресторанах приступы удушья – и зарабатывает на этом неплохие деньги... Книга о сексоголиках, алкоголиках и шмоткаголиках. О любви, дружбе и философии. О сомнительном «втором пришествии» – и несомненной «невыносимой легкости бытия» наших дней. Впрочем... сам Паланик говорит о ней: «Собираетесь прочесть? Зря!» Короче – читайте на свой страх и риск!
Удерживаемый Уцелевший Клиент Номер Восемьдесят Четыре потерял всех, кого он когда либо любил и всё, что придавало его жизни смысл. Он устал, и спит большую часть времени. Он начал пить и курить. У него нет аппетита. Он редко моется и неделями не бреется. Десять лет назад он был трудолюбивой солью земли. Он хотел всего лишь отправиться в Рай. Сегодня он сидит здесь, а всё в мире, ради чего он работал, исчезло. Все его внутренние правила и самоконтроль исчезли. Нет никакого Ада. Нет никакого Рая. И его осеняет мысль, что теперь всё возможно. Теперь он хочет всё.
Легендарная порнозвезда Касси Райт завершает свою карьеру. Однако уйти она намерена с таким шиком и блеском, какого мир «кино для взрослых» еще не знал за всю свою долгую и многотрудную историю. Она собирается заняться перед камерами сексом ни больше ни меньше, чем с шестьюстами мужчинами! Специальные журналы неистовствуют. Ночные программы кабельного телевидения заключают пари — получится или нет? Приглашенные поучаствовать любители с нетерпением ждут своей очереди, толкаются в тесном вестибюле и интригуют, чтобы пробиться вперед. Самые опытные асы порно затаили дыхание… Отсчет пошел!
Одиннадцатый роман Чака Паланика. Одиннадцатый «бестселлер для интеллектуалов», в котором он изощренно и зло иронизирует над темой «Пигмалиона и Галатеи», а заодно — и над реалиями Голливуда. «Вечная неудачница» и вечный Пигмалион — престарелая Хейзи Куган, некрасивая и немыслимо одаренная актриса, чьим истинным призванием стало делать суперзвезд из бездарных старлеток. Ее любимая подопечная — ослепительная красавица и столь же ослепительная дура Кэтрин Кентон, которую вечно награждают за ничем не примечательные роли, вечно обольщают и используют, вышучивают — и обожают. И, наконец, — хваткий, циничный альфонс Уэбстер, у которого на Кэтрин Кентон — весьма далеко идущие планы… Из такого треугольника может выйти практически все, что угодно, — а выходит кое-что большее. Много большее. 



Rambler's Top100 Яндекс цитирования