Бесплатная библиотека цифровых книг. Версия для PDA.

Перейти на полную версию сайта.

ГЛАВНАЯ | ДЕТЕКТИВЫ | ФАНТАСТИКА | ФЭНТЕЗИ | РЕЛИГИЯ | ПОЭЗИЯ | ЖЕНСКИЕ РОМАНЫ | ПОЗНАВАТЕЛЬНОЕ | НЕОПОЗНАННОЕ | ПРОЗА | ПРИКЛЮЧЕНИЯ | ЛЮБОВНАЯ ПРОЗА | РУССКАЯ КЛАССИКА | ДРАМА | ЖЕНСКИЕ РОМАНЫ | ВАМПИРСКИЕ САГИ |
Меню пользователя
Паланик Чак
Биография


Жанр: Проза
Хорошая книга. Паланик, как всегда, здесь омерзительно пронзителен. «Бедная маленькая идиотка» Мисти пишет дневник — она пишет его для своего мужа Питера, который лежит в коме. Питер попал в больницу и превратился в растение, потому что пытался покончить с собой. Он ничего не понимает и не чувствует и она пишет ему о своей жизни без него, что бы очнувшись он «наверстал упущенное». Казалось бы, вполне романтическое занятие — но у Паланика дневник Мисти превращается в жуткий душевный эксгибиционизм, в рвотные рефлексы сознания. Все здесь пропитано ненавистью, безнадежностью, несбывшимися надеждами. Все, как всегда, переполнено физиологическими подробностями. У Паланика физиология — враг, самый страшный враг человека. Все мечты и чаяния разбиваются о твое собственное отражение в зеркале. Всюду болезни тела, всюду пороки, которые всегда так интересуют Паланика и которые исходят от тела: алкоголь, наркотики, секс. Ни что не привлекает автора так, как людские страсти. Открывая книгу, ты попадаешь в мрачный тупик, в жизнь, от которой очень дурно пахнет. Смех, слезы, ненависть — это всего лишь сокращения мышц лица. Тело у Паланника отвратительно, от него хочется избавиться, оно душит и не дает творить. А Мисти должна рисовать, должна, что бы спасти остров, остров, который когда-то казался ей раем, а теперь стал адом, тюрьмой. Что бы спасти «остров» Мисти должна рисовать, но она не может, и потому задыхается от ненависти к богатым, к себе, к Питеру, к самой жизни. Люди обречены на бесконечное самоповторение — все, что мы делаем, творим, рисуем — это все автопортрет, все — дневник. А чтобы творить, нужна боль — Мисти, наконец, начинает рисовать, когда травиться протухшими сэндвичами и мучается от спазмов в желудке, а ее муж Питер, ежедневно прокалывает свой сосок булавкой, чтобы «почувствовать себя живым». Главная загадка Паланика для меня, почему я все-таки читаю его книги, и не просто читаю, но запоем и до конца. Во всем этом чудовищном клубке из нецензурной лексики, социалистических идей, людской блевотины и отчаяния — есть что-то завораживающе. Паланик — злобный маг-гипнотизер, с внешностью плейбоя. «Для протокола: Я все еще люблю тебя. Если б не любила, не стала мучить».
Хорошая книга. Паланик, как всегда, здесь омерзительно пронзителен. «Бедная маленькая идиотка» Мисти пишет дневник — она пишет его для своего мужа Питера, который лежит в коме. Питер попал в больницу и превратился в растение, потому что пытался покончить с собой. Он ничего не понимает и не чувствует и она пишет ему о своей жизни без него, что бы очнувшись он «наверстал упущенное». Казалось бы, вполне романтическое занятие — но у Паланика дневник Мисти превращается в жуткий душевный эксгибиционизм, в рвотные рефлексы сознания. Все здесь пропитано ненавистью, безнадежностью, несбывшимися надеждами. Все, как всегда, переполнено физиологическими подробностями. У Паланика физиология — враг, самый страшный враг человека. Все мечты и чаяния разбиваются о твое собственное отражение в зеркале. Всюду болезни тела, всюду пороки, которые всегда так интересуют Паланика и которые исходят от тела: алкоголь, наркотики, секс. Ни что не привлекает автора так, как людские страсти. Открывая книгу, ты попадаешь в мрачный тупик, в жизнь, от которой очень дурно пахнет. Смех, слезы, ненависть — это всего лишь сокращения мышц лица. Тело у Паланника отвратительно, от него хочется избавиться, оно душит и не дает творить. А Мисти должна рисовать, должна, что бы спасти остров, остров, который когда-то казался ей раем, а теперь стал адом, тюрьмой. Что бы спасти «остров» Мисти должна рисовать, но она не может, и потому задыхается от ненависти к богатым, к себе, к Питеру, к самой жизни. Люди обречены на бесконечное самоповторение — все, что мы делаем, творим, рисуем — это все автопортрет, все — дневник. А чтобы творить, нужна боль — Мисти, наконец, начинает рисовать, когда травиться протухшими сэндвичами и мучается от спазмов в желудке, а ее муж Питер, ежедневно прокалывает свой сосок булавкой, чтобы «почувствовать себя живым». Главная загадка Паланика для меня, почему я все-таки читаю его книги, и не просто читаю, но запоем и до конца. Во всем этом чудовищном клубке из нецензурной лексики, социалистических идей, людской блевотины и отчаяния — есть что-то завораживающе. Паланик — злобный маг-гипнотизер, с внешностью плейбоя. «Для протокола: Я все еще люблю тебя. Если б не любила, не стала мучить».



Rambler's Top100 Яндекс цитирования